Menu
Tablet menu

Царицынская муза (Областные вести)

Ежегодный конкурс творческой интеллигенции «Царицынская муза» проходит в Волгограде с 1992 года. Конкурс постоянно ищет и выдвигает талантливых творческих людей, и лучших из них награждает за высшие достижения в искусстве. Номинации конкурса охватывают все направления художественного творчества — литературу, театр, музыку, хореографию и изобразительное искусство. Семь финалистов, а также один участник в номинации «Открытие года», становятся лауреатами конкурса. Из их числа жюри выбирает победителя, которому присваивается почетное звание «Человек года» и вручается орден «Царицынская муза». Обладателя приза зрительских симпатий определяют сами зрители путем голосования.

Конкурс «Царицынская муза» проводится на общественных началах за счет благотворительных пожертвований. Для этого создан благотворительный фонд «Царицынская муза», деятельность которого направляет Попечительский совет фонда. В совет входят покровители культуры и искусства, активно участвующие в меценатском движении. Лучшие меценаты награждаются золотым и серебряным знаками, а также серебряным крестом «Меценат».

Торжественная финальная церемония конкурса по традиции проходит в декабре в одном из крупных театрально-концертных залов Волгограда и становится завершающим культурным событием года.

Сообщество ведущих деятелей искусства и меценатов, которых объединила «Царицынская муза», является гордостью жителей региона и входит в золотой фонд культуры нашего края.

ОВЕН — ЗНАК ОГНЯ

Представляем номинанта «Царицынской музы-2011»

Для человека, появившегося на свет 15 апреля, немаловажно, в какой компании соседей по дате рождения он оказывается. У режиссера Альберта АВХОДЕЕВА это Леонардо да Винчи — универсальный творческий человек эпохи Возрождения, Николай Гумилев — поэт-акмеист, воин и путешественник, чью пьесу « Дерево превращений» режиссер поставил первым в России, Алла Пугачева — эстрадная певица с задатками драматической актрисы. Для Авходеева эти яркие личности — больше, чем просто соседи по дате, они для него — родня по стихии огня.

Вся творческая биография Альберта Авходеева связана с Волгоградским театром юного зрителя. Здесь он начинал как актер после Саратовского театрального училища им. Слонова, откуда вышли Олег Янковский, Петр Зайченко, Евгений Миронов. В родном ТЮЗе молодой актер заявил о себе и как режиссер, сразу же познав всесоюзную славу — в 1990 году он поставил нашумевший спектакль «Одлян, или Воздух свободы» по книге еще одного прославившегося тогда волгоградского дебютанта Леонида Габышева, опубликованной в «Новом мире».

Когда после окончания с красным дипломом режиссерского факультета Щукинского училища Альберт приступил к работе в ТЮЗе уже в ранге режиссера-постановщика, его, как активного человека с собственными творческими идеями, быстро выжили из театра по принципу «А ты кто такой?». Но это не сломило человека, рожденного под знаком огня. Он тут же создал при ТЮЗе собственный театр-студию «Альтер эго» — репетировал в каком-то театральном чулане, мотался по области со студийными спектаклями, зарабатывая на жизнь, — но при этом ставил то, что хотел. Творческой вершиной театра-студии, просуществовавшего шесть лет, стал спектакль «Весенние танцы» по пьесе молодого автора, ученицы Н. Коляды О. Бересневой — выстраданное слово о своем поколении, о времени и о себе. Герой спектакля, которого играл соратник и единомышленник режиссера Андрей Селиверстов, в ситуации духовной катастрофы 90-х годов должен выбирать — дух или деньги. И он выбирает дух. Так же, как юный герой «Одляна» в исполнении Валерия Краснова, который в тюремном аду стремится не просто выжить, но остаться человеком.

Достоинство личности и связанная с этим свобода выбора между добром и злом — генеральная тема творчества Авходеева. В известном, но, по-моему, недооцененном спектакле «Успеть увидеть восход» А. Фугарда режиссер подробно исследует внутреннюю борьбу с самим собой русского дезертира, спрятавшегося от войны в домашнем сарае рядом со свиньями. Грубоватую метафору южноафриканского драматурга, слабо разбирающегося в реалиях Великой Отечественной войны, Авходеев пронизывает токами великой русской культуры — философским анализом Достоевского, зримой поэзией покадрового протекания живой жизни Тарковского, совмещением философского плана с натуралистическим Анатолия Васильева. У Васильева во «Взрослой дочери молодого человека» на сцене готовят салат оливье, по-домашнему пахнет яйцом, луком и майонезом. У Авходеева запах свежеразрезанной тыквы примиряет человека с животным, льющийся в жестяные корыта дождь, громко стуча каплями, отмеряет каждое мгновение жизни. Все это несет словесно не оформленную идею красоты и чистоты, недоступной для души, отягощенной грехом предательства. Герой находит силы для возвращения к людям и принятия неизбежного наказания где-то в вышине, в неясной запредельности, откуда и нисходят к нам и чистота, и красота, и милосердное прощение.

Как воспитанник вахтанговского училища и ученик известного педагога мейерхольдовской школы В. Эуфера, Авходеев исповедует театр условный, но с элементами искусства переживания. Яркую театральную форму он не мыслит без полнокровного актерского существования на сцене. И такие спектакли подолгу идут в театре — это и «Семейный портрет с посторонним», и «Здравствуй, принцесса!», и «Вдовий пароход», и «Очень простая история», и «Романтики».

Таким спектаклем стал и «Слон» А. Копкова — народная комедия о том, как социальная революция пыталась выжечь в человеке чувство хозяина-созидателя, а человек, в лице простого беспартийного малограмотного крестьянина, остался самим собой и одержал духовную победу над голой идеей насильственного колхозного «счастья». В новом премьерном спектакле нынешнего сезона «Бесплодные усилия любви» У. Шекспира проблема духовного выбора ставится перед героями уже в личной сфере, когда дар любви требует оплаты одиночеством и жертвенностью.

В период театра-студии «Альтер эго» Авходеев был очень похож на молодого Олега Ефремова эпохи Центрального детского театра — высокий, худой, с покоряющей улыбкой, азартный, фонтанирующий идеями, прирожденный лидер по натуре. Наверное, подобное сходство не случайно, пути крупных русских театральных людей во многом похожи: главные роли в детских спектаклях, уход из альма-матер, создание своего театра и возвращение в родные стены. Авходеев прошел весь этот путь, от Али-Бабы в сказке «Али-Баба и сорок разбойников» до нынешнего положения директора и главного режиссера Волгоградского ТЮЗа. Как автор спектакля он достиг полной универсальности — пишет пьесы, ставит, создает сценографию, выстраивает музыкальное оформление. Сказать, что он горит на работе, — этого мало. Он живет театром двадцать четыре часа в сутки. Только поэтому ТЮЗ сегодня находится в хорошем состоянии, показывает в год несколько премьер, ездит на фестивали и получает призы, проводит фестиваль российских тюзов и фестиваль-лабораторию современной драматургии, с успехом выступает на гастролях и постоянно пополняется молодыми актерами — выпускниками авходеевского курса в институте искусств и культуры.

Трудно угадать, какую следующую пьесу Авходеев найдет и откроет как новую и написанную будто специально для его театра. Предсказать можно лишь одно — он не охладеет и не остановится.

Татьяна ДАНИЛОВА.

Наверх

Новости театра

Комедия "Килэ ява?" (Вызывали?..), "За розовым туманом"

Комедия "Килэ ява?" (Вызывали?..), "За…

Воскресенье, 06 Август 2017

Недетские спектакли

Детские спектакли