С дедом я общался много ,правда, он не очень любил вспоминать, что они пережили в годы Великой Отечественной войны. Он умер не дожив чуть-чуть до своего девяностолетия, в феврале 1994 года.


Второй мой дед, отец мамы, Чижиков Василий Андреевич родился 31 июля 1904 г. в деревне (посёлке) Федоровка  Быковского района Волгоградской области, что в 6 км от села Солдатско-Степное в семье крестьянина бедняка.
Его жена, моя бабушка, Анастасия Семёновна Чижикова (МОРОЗОВА), родилась в январе 1909 года в Царицыне.
У них было четверо детей: Геннадий, Майя, Римма и Игорь.
Римма Васильевна - моя мама. Игорь Васильевич живет в Волгограде.
…….

Когда началась Великая Отечественная война , мой дед Василий Андреевич Чижиков, был начальником Краснооктябрьского отделения милиции города Сталинграда,  туда его перевели накануне войны, как называлось тогда «на прорыв». В это время в Сталинграде было большое количество рабочих, которые строили заводы, фабрики и остались здесь жить в рабочих поселках. Процветала преступность, поэтому создавались бригады содействия милиции (бригсодмилцы), велась активная работа  среди населения, делая акцент на агитацию и пропаганду. Опирались на молодых комсомольцев…
Истребительные батальоны рабочих  возглавляли начальники районных отделов милиции. Мой дед лично проводил тактические учения с рабочими, где нужно было очень быстро овладеть навыками  по метанию гранат, самоокапыванию, по фазовому  рытью окопов:  ячеек, одиночных окопов для стрельбы лёжа,  для стрельбы с колена и для  стрельбы стоя, окопов полного профиля.
23 августа 1942 года «Красный Октябрь» был остановлен – он оказался на главном направлении удара гитлеровских войск. Из состава рабочих завода был сформирован Краснооктябрьский истребительный батальон, который воевал бок о бок с бойцами тракторного завода, защищая город от врага. В составе батальона воевала первая женщина-сталевар Ольга Ковалева, трагически погибшая 25 августа того же года в боях за освобождение хутора Мелиоративный.
Командиром истребительного батальона рабочих завода назначен был Г.Н.Позднышев, погибший во время ожесточенного боя.
Дед в составе сводных милицейских отрядов принимал непосредственное участие в боях, которые велись в Центральном районе, районе железнодорожного вокзала. Имел несколько осколочных ранений в спину.
Жили в «доме специалистов», но прямое попадание бомбы разрушило часть здания. И от квартиры остались лишь ключи…
В августе 1942 года, во время бомбежки, когда была объявлена воздушная тревога, бабушка Чижикова Анастасия Семёновна с дочерью Майей, бежали в бомбоубежище. И одна из зажигательных бомб упала рядом, и кусок белого фосфора попал Майе на грудь… Бабушка пыталась помочь сбить пламя, погасить, гасила землёй, но от сильнейшего ожога, Майя умерла через 2 дня. Ей было всего 5 лет. Сама бабушка получила сильные ожоги ног. Но осталась жива.
Дед имеет удостоверение ветерана войны.
Он награжден орденами «Красного знамени», двумя орденами «Красной звезды», медалью за «Оборону Сталинграда», медалью «За боевые заслуги».
После войны был зам.начальника обл.управления милиции в Сталинграде, потом переехал в Томск, затем в Омск, где также был зам.начальника обл.управления.
Затем вернулся с семьёй в Волгоград, где жили в доме УВДСК в Красноармейском районе на улице Фадеева.
Потерял зрение, был переведён на 1 группу инвалидности.
Умер 20 февраля 1994 года. Похоронен на Красноармейском кладбище.

Дед по характеру был справедливый, трудолюбивый, очень любил рыбалку, как летнюю, так и зимнюю, занимался садоводством ,всегда помогал своим знакомым, соседям по дому и по даче. Нас приучал к труду с детства, учил отвечать за свои слова и поступки, исполнять свои обещания. Я его в детстве побаивался за его высокий рост, за пронзительный взгляд в минуту, когда чувствовал свою вину. Но мы с ним дружили.
Я очень любил слушать, как он смеётся, заливисто с присвистом. Я очень любил его и бабушку. Старался быть с ними рядом всегда.
Я часто видел, как встречался дед со своими друзьями, тоже ветеранами ВОВ, как они обсуждали какие-то жизненные, бытовые вопросы, как играли в лото, как рассказывали байки, случаи из жизни.. Но о войне не говорили. Пытались жадно надышаться  мирным небом, ароматом выращенных яблок, рыбацким спором, кто больше поймал, смехом и проделками внуков.
Ещё помню случай, когда  дед уже ослеп. Он всегда сидел в своем шезлонге, рядом с кухней, из радиоточки  он слушал новости. Я как-то увидел, как он слушал музыку , звучала 40-я симфония Моцарта. Невидящими глазами, распахнутыми настежь , подавшись всем телом вперёд, он беззвучно её пел. Он весь был в музыке, каждой своей клеточкой. Она его пленила. Хотя музыкальным пристрастиям он не изменял,- это были, конечно же, песни военных лет. Ещё любил слушать песни в исполнении К. Шульженко, И.Кобзона, называя его тружеником. Я пытался его «просвещать», периодически включая и современных исполнителей. Ему нравились А.Макаревич, В.Высоцкий, которого он обожал за роль Жеглова в к/ф «Место встречи изменить нельзя».